Советский период: 1917 – 1980-е гг.

Этот период связан с переориентированием экономики с аграрной на аграрно‑промышленную и затем промышленную. В это время формируются Самарский, Сызранский и Тольяттинский промышленные узлы.

Регион окончательно складывается в своих современных административных границах. В 1925 г. вся Самарская Лука попала в таксономические границы региона. В 1928 г. после упразднения Ульяновской и Самарской губерний была образована Средне‑Волжская область, центром которой стал г. Самара. В состав области вошёл Сызранский округ. В 1930 г. область была переименована в Средне‑Волжский край (позднее Куйбышевский). С 1936 г. на картах появляется Куйбышевская область, границы которой приобретают современный компактный вид.

В 1943 г. города Куйбышев (Самара), Сызрань и Ставрополь (Тольятти) были соединены железной дорогой, складывается Самаро‑Тольяттинская агломерация, в системе которой возникают новые советские города и посёлки: Чапаевск, Новокуйбышевск, Кинель под Самарой, Октябрьск – под Сызранью. Самаро‑Тольяттинская агломерация замыкается в кольцо вокруг природно‑культурного феномена – Самарской Луки и становится эпицентром дальнейшего развития архитектурно‑исторической среды Самарского Поволжья. На остальной территории региона накопление культурных ценностей происходит медленно. В 1927 г. территория Жигулевских гор и их отрогов была включена в состав Жигулевского государственного заповедника, а в 1984 г. остальная часть Самарской Луки получила статус национального парка.

Несмотря на это социальная активность на Самарской Луке по‑прежнему затухает, за исключением северной

береговой полосы, где со стороны Жигулёвских гор разворачивается нефтедобыча.

Архитектурно‑историческая среда в этот период доформировывается сообразно нуждам советского государства, которые заключались в стремлении обеспечить население нормативной жилой площадью. Толчком к развитию региона послужила эвакуация в военное время промышленных предприятий из центральных регионов страны. Сказывалось влияние строящегося Куйбышевского гидроузла по постановлению №1339 СНК СССР и ЦК ВКП (б) 1937 г. Из‑за строительства Волжской ГЭС регион потерял Ставрополь‑на‑Волге – один из трех исторических городов. Он был полностью затоплен и превратился в

масштабный градостроительный эксперимент, осуществить который оказалось возможным лишь в условиях плановой экономики. В советский период было сформировано несколько районов города, каждый из которых представлял определенную ценность как образец советского градостроительства и архитектуры.

Современная карта Самарской Луки и Самаро‑Тольяттинской агломерации

В советский период архитектурно‑историческую среду формируют яркие здания‑комплексы советского авангарда (конструктивизма и рационализма) и радикально иные по стилистике ансамбли улиц и площадей советского неоклассицизма, образованные застройкой жилого и общественного назначения. Здания клубов, администраций, школ, магазинов, бань, пожарных частей, больниц и др. становятся новыми акцентами в застройке городов, посёлков и сельских поселений. «Временные» посёлки, построенные заключёнными, новые города с лучевой схемой плана, например, центр г. Новокуйбышевска (мастерская В.А. Веснина, 1940‑е гг.) и Центральный район Тольятти служат идентичности архитектурно‑исторической среды городов советского периода.

В Самаре и Сызрани архитектурно‑историческая среда советского периода оказывается интегрированной либо в сложившийся исторический контекст, либо в застройку последующего постсоветского периода. Выделяются иногда достаточно крупные «фрагменты» (например, Безымянка в Самаре). Историческая среда доформировывается, дополняется, докомпоновывается

преимущественно морфотипами советского неоклассицизма, образуя новую целостность. В советский период формируется среда в сравнительно новых городах региона – Тольятти, Чапаевске, Новокуйбышевске и др. Форму кварталов определяют лучевые классицистические, регулярные планы, а их застройку – курс на освоение классического наследия. Варьируется лишь высота застройки от двух до четырёх этажей в зависимости от статуса поселения и численности его населения.

г. Новокуйбышевск: вид на пл. Ленина, съёмка 1970‑е гг.
лучевая схема плана, съёмка 1990‑е гг.

Города в советский период развиваются экстенсивным способом, путём приращения новых территорий. Жилые и общественные здания возводятся по индивидуальным, а также типовым проектам. Радикальные

преобразования архитектурно‑исторической среды происходят в 1930‑е гг. в результате антирелигиозной пропаганды, когда были утрачены многие общегородские доминанты и внутриквартальные акценты.

Серьёзный урон был нанесен также поквартирным заселением особняков и утилитарными реконструкциями исторической жилой застройки.

С 1917 по 1980‑е гг. сложившаяся архитектурно‑историческая среда дополняется зданиями‑комплексами конструктивизма и ансамблями улиц и площадей советского неоклассицизма, брутальными жилыми и общественными зданиями 1960–1970‑х гг. Усиливается неоднородность архитектурно‑исторической среды. В рассматриваемый период в городах региона складывается тип среды, который можно условно назвать «советский город» и выделить в нем несколько морфотипов. Морфотип советского авангарда (конструктивизма и рационализма) обнаруживается практически только в Самаре1. Морфотип советского неоклассицизма под влиянием политического фактора, «смены курса» в архитектуре, формируется в каждом из городов региона. Морфотип позднего модернизма преобладает в Тольятти и связывается с архитектурой брутализма2.

Куйбышев (Самара3) вплоть до 1940‑х гг. сохранял те же границы, которые город достиг в предшествующий период. Город занимал территорию в 27 тыс. га. В этот период охранная деятельность заключалась в создании музеев политических деятелей, пролетарских поэтов, писателей и др. В духе музеефикационных подходов в Самаре в 1949 г. создаётся сеть музеев: дом‑музей

В.И. Ленина, литературный музей А.М. Горького, областной музей краеведения, музей революции, художественный музей, музей им. Фрунзе и геологический музей.

Для Самары по аналогии со столичными городами в 1927–1929 гг. московским арх., проф. В.Н. Семёновым разрабатывается план «Большая Самара». Он был рассчитан на тридцатилетний срок до 1958 г., но в итоге не получил утверждения и реализации. Генеральным проектом реконструкции «Большой Куйбышев» занимался Мосгипрогор, проект был утверждён в 1937 г. Московский арх. А.А. Галактионов переложил на Самару поточно‑функциональную схему развития Н.А. Милютина. По этой схеме осуществлялась застройка Безымянки, основанной как город‑сад ещё в предшествующий период. О быстрых темпах развития Безымянки свидетельствуют сохранившиеся немецкие разведывательные карты, выполненные по снимкам с самолёта.

К морфотипу советского авангарда, а именно к конструктивизму, относится первый микрорайон советского времени «Первомайские корпуса» (1927–1935 гг., арх. Г.Я. Вольфензон, ул. Ново‑Садовая, 8, корп. 2, 3, 4, ул. Первомайская, 24), построенный по результатам всесоюзного конкурса, объявленного Московским архитектурным обществом (председатель жюри – А.В. Щусев). Строчная секционная застройка и диагональный поворот корпусов относительно регулярной сетки самарских кварталов должны были способствовать лучшей освещённости помещений. Морфотип советского авангарда (конструктивизма и рационализма) представлен также зданиями‑комплексами, которые заняли полностью или частично ряд кварталов в исторической части города: клуб им. Дзержинского и здание УВД (1930–1932 гг., арх. Л.А. Волков, Н.Г. Телицын, последнее утр.), дом Красной Армии (1930–1932 гг., арх. П.А. Щербачёв), фабрика‑кухня4, имеющая форму серпа и молота (1930–1932 гг., арх. Е.Н. Максимова), радиодом (1930–1935 гг., арх. Е.С. Сорокина), не реализованная часть которого отсылала к проекту дворца труда в Москве братьев Весниных, дом промышленности (1929–1933 гг., арх. В.К. Сухов, В. Клочков), сильно изменивший силуэт исторического центра, дом соцземледелия или сельского хозяйства (1932–1933 гг., арх. П.А. Щербачёв), самарская ГРЭС (1937–1941 гг., В.Ф. Кузнецов), областная клиническая больница (1935 г., арх. Н.В. Гофман‑Пылаев, Д.Н. Чечулин, последний позднее становится главным архитектором Москвы). Складывается региональная школа конструктивизма, связанная с именами Л.А. Волкова, В.К. Сухова, Н.Г. Телицына, П.А. Щербачёва. На развитие советского авангарда в архитектуре Самары могло повлиять образование в 1919 г. самарского ВУТЕМАСа, связанного с именами художников С.Я. Адливанкина, Г.Г. Ряжского, К.А. Михайлова, Н.Н. Попова, скульптора В.Е. Бибаева и др.

Многие проекты того времени (например, радиодом и дом промышленности) были реализованы не в полном объёме. В целом, построек конструктивизма в Самаре, как и во многих других городах, не так много, что объяснялось экономическими трудностями послереволюционного времени, в противоречие с которыми вступали масштабные замыслы архитекторов.

Морфотип советского неоклассицизма можно считать наиболее представленным в исторической среде советского периода. Фрагменты среды советского неоклассицизма размещались в разных частях города и формировали ансамбли улиц и площадей. Это было время укрепления экономики страны, создания профильных центральных проектных институтов, а также первых опытов типового проектирования.

В довоенное время в историческом центре начинают трансформироваться сложившиеся в предшествующий период градостроительные узлы – площади, связанные ранее с религиозной функцией. На месте Собора Христа Спасителя возводится ансамбль пл. Куйбышева с дворцом культуры им. В.В. Куйбышева (1938 г., арх. Н.А. Троцкий, Н.Д. Канцеленбоген). Вновь формируется ансамбль Ильинской пл. (1938–1939 гг., арх. Н.А. Троцкий и Н.Г. Салоникиди), который замыкается зданием «Гипровостокнефти» и акцентируется домом офицерского состава ПриВО.

Объекты советского авангарда:

жилой дом комсостава ОГПУ (1937 г.), арх. Л.А. Волков, ул. Ст. Разина, 31
жилой дом высшего командного состава ПриВО (1935–1938 гг.), арх. П.А. Щербачёв, ул. Чапаевская, 180
дом Красной армии (1930–1932 гг.), арх. П.А. Щербачёв, ул. Фрунзе, 165 [фото П. Горчакова]

Рабочие посёлки тяготеют к транспортным узлам и промышленным объектам, находящимся за пределами исторического центра. Так, недалеко от железнодорожного вокзала был построен посёлок в границах ул. Урицкого, Желябова, Чернореченской, Спортивной (1930‑е гг., 1‑я мастерская Самарского АПУ, рук. – А.Л. Каневский). При Трубочном заводе (позднее ЗИМ) – посёлок в границах ул. Н. Панова, Ерошевского, Ново‑Садовой, Часовой (1929–1932 гг.). К северу от Самары строится карбюраторный завод и образуется рабочий посёлок (1933–1935 гг.). Застройка его была крупноблочной и велась типовыми секциями, так был сформирован перекрёсток ул. Советской Армии и Ново‑Садовой.

В 1933 г. появляется жилой массив при заводе КАТЭК

(завод им. А.М. Тарасова). Силами заключенных Особстроя сооружается пос. Юнгородок. Крупными рабочими посёлками становятся Управленческий, Мехзавод, Металлург, Безымянка и пос. Машстроя (Металлист).

Пос. Управленческий исторически был связан с решением о строительстве крупнейшей в мире Волжской ГЭС, принятым в 1939 г. Первоначально был выбран участок на Волге у Красноглинского створа. В непосредственной близости к тому месту, где предполагалось размещение гидроузла, в 1940 г. развернулось строительство посёлка. В Управленческом должно было разместиться управление ГЭС, отсюда и его название. Довоенная застройка была преимущественно двухэтажной, каркасно‑засыпной конструкции, с оштукатуренными фасадами, деревянными террасами и фронтонами (например, по ул. Парижской Коммуны). Для размещения управления гидроузла было построено здание, позднее переоборудованное в школу. Однако прерванное войной строительство ГЭС было возобновлено на новом месте – в Тольятти, поскольку результаты геологических изысканий показали наличие карстов и невозможность строительства шлюзов в створе предполагаемой плотины. Дальнейшее развитие посёлка было связано с созданием на базе эвакуированного из Москвы завода №145 им. С.М. Кирова – предприятия по проектированию авиационных и ракетных двигателей им. Н.Д. Кузнецова. В послевоенное время изменяется масштаб среды, застройка становится четырёхэтажной кирпичной (например, по ул. С. Лазо, ул. Симферопольской, пер. Банковскому). Главной в посёлке является ул. С. Лазо, идущая в направлении к Волге, формируется узел с домом культуры «Чайка», 1962 г.

Пос. Мехзавод, как Управленческий, был связан с подготовительным этапом строительства Куйбышевского гидроузла. Он был основан на месте хутора Крутые Ключи, где в предшествующий период размещался корпус ландмилицейских войск, охранявших Ново‑Закамскую оборонительную линию. Посёлок первоначально предназначался для размещения вольнонаемных рабочих, а также лагеря для заключённых, чей труд преимущественно

использовался при возведении ГЭС (Особстрой НКВД СССР). История посёлка связана со строительством в 1938 г. механического завода для нужд ГЭС. Идентифицируется посёлок в плане благодаря треугольным кварталам, углы которых зафиксированы выразительными башнеобразными объёмами.

В 1940‑х гг. генплан Самары дорабатывается авторским коллективом: архитекторами А.Л. Каневским, В.И. Бузиным, А.М. Иванцовым; соавторами выступают – архитекторы Р.П. Хазов, Д.С. Бойченко; инж. Н.Б. Малиев; консультантами – А.В. Кузнецов (Мособлпроект), академик Н.Я. Колли, Н.В. Неврев (Академия коммунального хозяйства). По генплану город развивался в сторону Безымянки, где были возведены Безымянская ТЭЦ и новый район в целях обеспечения гидростроя.

Безымянка в целом соответствовала идее развития соцгорода, обеспечивая приоритетное развитие промышленности. История Безымянки началась со строительства посёлка завода «Сажерез» в улицах Калинина, Победы, Свободы, Ново‑Вокзальной (2‑я мастерская Самарского АПУ, рук. – Л.А. Волков, 1934 г.).

На Безымянке, согласно генплану города 1940 г., должны были размещаться оборонные предприятия вдоль железной дороги, ведущей из Куйбышева в Оренбург. Развитие энергетической и строительной базы в предвоенное время создало условия для эвакуации во время войны в Куйбышев и отчасти в Сызрань более 40 промпредприятий из Москвы, Ленинграда, Таллина, Риги, Киева, Харькова, Воронежа, Смоленска, Тулы, Коврова и др. Застройка Безымянки должна была быть четырёх‑ и пятиэтажной, однако условия военного времени явились причиной перехода к двухэтажному, реже четырёхэтажному строительству по ул. Победы, Юных Пионеров, пр. Кирова и Воронежской.

С 40‑х гг. ХХ в. получает распространение типовое проектирование больниц и школ в районе Безымянки. Изменяется специализация промышленного узла с машиностроения на авиационную промышленность. Поэтому проектирование жилого района ведётся коллективом Гипроавиапрома под руководством А.С. Фисенко, разработкой архитектурных ансамблей застройки занимались местные архитекторы и, прежде всего, А.Л. Каневский. Продольная ул. Победы имела репрезентативный вид и была застроена трёх‑ и пятиэтажными домами с фронтонами, эркерами, портиками и использованием приёма фиксации угла квартала. Поперечный пр. Кирова представлял собой широкую, просторную улицу, застроенную двухэтажными жилыми домами с вальмовыми кровлями и простым декором фасадов. Массовое строительство жилья в стиле советского неоклассицизма ведётся также по ул. Свободы, ул. Вольской, пр. Юных Пионеров, ул. Физкультурной (арх. А.Л. Каневский, М.Г. Мошкова, Н.В. Подовинников, П.А. Щербачёв). По центральным улицам дома были преимущественно из кирпича и шлакоблоков, по второстепенным – срубовые и каркасно‑засыпные с оштукатуренными фасадами. Застройка домами каркасно‑засыпного и барачного типов в Самаре после войны была отмечена премией Управления по делам архитектуры при Совете Министров СССР. В месте пересечения двух главных улиц в 1954–1959 гг. образована главная площадь второго, безымянского центра города – пл. Кирова (арх. С.С. Андросов, А.В. Тарасов) с неоклассическим портиком дома культуры (1958–1961 гг., арх. В.В. Емельянов).

Пос. Машстроя (Металлист) начинает застраиваться в военное время. Освоение этой площадки началось со строительства машиностроительного завода ещё перед войной. В дополнение к этому в 1941 г. с территории

Украины был эвакуирован завод, корпуса которого собирались здесь одновременно со строительством жилья для рабочих. Главной улицей посёлка стал пр. 9 Мая, выходящий непосредственно к заводу. Примечательна планировка посёлка, улицы которого имели Y‑образную форму. В месте пересечения трёх планировочных лучей этого небольшого посёлка, у здания заводского молодёжного общежития с колонным портиком, собственно площадь не была сформирована, однако среди населения это место получило топоним «площадь». Застройка посёлка преимущественно трёхэтажная в духе сталинского неоклассицизма.

Во время войны в Самаре развернулось строительство правительственных подземных укрытий, наиболее известное из них – бункер Сталина глубиной 37 м. Строительные работы по бункеру выполняли бригады московского Метростроя. Самара получает статус «Запасной столицы».

В послевоенное время в историческом центре продолжают трансформироваться узлы исторической среды, организуются набережная и «спуски» к р. Волге5. На месте снесённой Воскресенской церкви формируется ансамбль Самарской пл. (арх. А.Л. Каневский, Н.В. Подовинников, М.Г. Мошкова, И.М. Зобина, В.А. Ларионов, П.А. Щербачёв, 1951–1957 гг.), который согласно проекту имел много общего с университетом на Ленинских горах в Москве и должен был завершиться аналогичной ступенчатой башней со шпилем. Благоустраиваются набережные протяженностью 5 км (арх. Н.В. Подовинников, А.В. Годзевич, В.Г. Каркарьян, М.А. Труфанов, 1950–1980 гг.). Ансамбль Самарской пл. вместе с застройкой Волжского пр. (П.А. Щербачёв, В.А. Ларионов, И.Г. Салоникиди и др.) и набережными образует парадный фасад города с р. Волги.

Экспансия города в сторону периферии продолжается отдельными «мазками» – фрагментами среды, формируемыми вокруг градостроительных узлов и перекрёстков. Морфотип исторической среды советского неоклассицизма был сформирован по ул. Ново‑Садовой (1950‑е гг., арх. М.Г. Мошкова, И.Л. Шафран, Н.В. Подовинников), пр. Масленникова (арх. Г.В. Моргун). Возникает ещё один, наиболее удаленный от исторического центра, рабочий пос. Металлург.

Пос. Металлург был связан со строительством в 1951–1960 гг. крупнейшего в Европе металлургического завода алюминиевого проката. Одновременно началось возведение рабочего посёлка – «городка металлургов». Застройка была преимущественно кирпичной, четырёх‑ и пятиэтажной и имела живописный силуэт. По центральной продольной улице посёлка – пр. Металлургов – эркеры жилых домов завершались многогранными шатрами – типичным элементом традиционной самарской архитектуры предшествующего периода. В настоящее время эти завершения утрачены, и силуэт застройки проспекта стал монотонным. В период советского неоклассицизма был сформирован участок пр. Металлургов от пл. им. П.П. Мочалова до площади перед заводом. Пл. им. П.П. Мочалова служила крупным узлом, где были размещены сразу два объекта инфраструктуры посёлка – ДК металлургов (1959 г.) и клуб «Октябрь» (1955 г.).

В 1960–1970 гг. вмешательство в структуру исторического центра не было массовым, оно носило единичный характер и было представлено рядом жилых и общественных зданий, сомасштабных по высоте, но контрастных по своему брутальному архитектурному решению (например, Дом актёра, арх. В.Г. Каркарьян, Н.А. Красько, 1965–1973 г.). В генплане Самары 1965–1967 гг., разработанном Горпроектом г. Куйбышева (арх. Н.В. Подовинников, В.Г. Каркарьян, инж. Н.И. Розанов), предполагалась реконструкция исторического центра со сносом мало‑этажной застройки и размещением многоэтажных зданий с функциями, имеющими общегородское значение.

В новом масштабе продолжает развиваться планировочный каркас города, формируются его новые элементы: 1) перекрёсток ул. Гагарина и пр. 9 Мая, узел – клуб «Заря» (1954 г.); 2) перекрёсток ул. Кишиневской и Молдавской, узел – ДК нефтянников в пос. Кряж (1955 г.); 3) перекрёсток пр. Металлургов и ул. Елизарова, узел – ДК металлургов (1959 г.); 4) перекрёсток поперечного пр. Кирова с продольной ул. Победы, которая соединила Безымянку с историческим центром, и узел – пл. им. С.М. Кирова со зданием дома культуры (1961 г.).

В исторической среде советской Самары складываются следующие морфотипы:

1) советского авангарда (конструктивизма и рационализма) (1920–1930‑е гг.) с жилой и общественной застройкой с количеством этажей от двух до четырёх в районе «Первомайских корпусов», в структуре исторического центра и за его пределами со зданиями‑комплексами, полученными путём замещающего или нового строительства (например, Дом Красной армии и жилой дом высшего командного состава, фабрика‑кухня в Самаре);

2) советского неоклассицизма (1930–1960‑х гг.) с жилой и общественной застройкой с количеством этажей от двух до шести, формирующей ансамбли улиц и площадей в посёлках Управленческий, Безымянка, Металлург, Машстрой («Металлист»), Мехзавод, а также по ул. Ново‑Садовой, ул. Советской Армии, пр. Масленникова, Волжскому пр. и др.;

3) позднего модернизма (1960–1970‑х гг.) – брутализма (музей им. П.В. Алабина, арх. Е.Г. Розанов, А.Г. Моргун).

Куйбышевские советские кварталы образуются преимущественно на новых территориях за пределами исторического центра. Реже застройка советского авангарда и советского неоклассицизма формируется путём замещающего строительства в границах исторических кварталов. Выделяются следующие типы застройки: 1) довоенная строчная застройка 1920–1930 гг., образованная жилыми зданиями высотностью от четырёх до шести этажей или общественными зданиями‑комплексами; 2) застройка каркасно‑засыпными домами 1930–1950 гг., которые представляют собой отдельно стоящие одно‑ и двухэтажные здания, оштукатуренные «по дранке»; 3) довоенная периметральная застройка 1930–1940 гг., образованная двухэтажными, горизонтально вытянутыми «блоками» домов с достаточно сдержанным декоративным убранством;

4) послевоенная периметральная застройка 1940–1950 гг., сформированная домами с количеством этажей от трёх до шести, имеющими ордерный декор.

Сызрань территориально расширяется, здания советского периода появляются на периферии бывшего Центрального посада (ныне Центрального района) и в качестве единичных объектов встраиваются в существующую застройку: здание сызранского драматического театра на ул. Советской (1958–1962 гг.); отдельные жилые и общественные постройки в северо‑восточной части ул. Советской; дома культуры, клубы и др.

В 1925 г. Сызрань насчитывала 45 тыс. чел., перед второй мировой войной – 78 тыс. чел. С 1928 г. Сызрань была центром округа, а с 1938 г. – районным центром Куйбышевской области. В Сызрани, которая в межвоенное время развивается крайне медленными темпами, ярких образцов советского конструктивизма не наблюдается. Редкие постройки можно увидеть на ул. Декабристов, но и те датируются уже 1935 г. Об архитектуре советского авангарда напоминает Сызранская ГЭС (1928–1929 гг.), архитектура которой слабо, но уже испытает влияние курса на «освоение классического наследия».

В 1941 г. был утвержден проект планировки Сызрани, согласно которому территория города должна была увеличиться в два раза. Предполагалось озеленение набережных, вдоль которых предусматривалась много‑этажная застройка, а на месте крепости предполагалось разместить центральную площадь. Реализации проекта помешала Вторая мировая война. В духе советского неоклассицизма в кон. 1953 г. далеко за пределами бывшей Преображенской слободы сформировался пос. Строителей. По ул. Мира можно увидеть фрагмент двухэтажной застройки домами с фронтонами, напоминающими дома по ул. Свободы в Самаре. Также двухэтажная застройка размещается в районе военного городка, рядом с парком им. И.В. Сталина (бывшим Александровским, ныне им. М. Горького) по ул. Рабочей.

В послевоенное время эвакуированные промышленные предприятия, в частности «Тяжмаш» (бывший Людиновский локомобильный завод Орловской области), дают новый импульс развития городу за железной дорогой. Целостной среды, правда, не образуется, а возникают отдельные объекты‑идентификаторы (например, ДК «Авангард», 1963 г.). В жилищном строительстве получает распространение типовое строительство. Однообразные жилые дома возводятся по ул. Московской, которая соединяет Центральный район Сызрани с железнодорожным вокзалом.

В 1960–1970 гг. в Сызрани происходят более радикальные, чем в Самаре, изменения в исторической среде Центрального района, где недалеко от кремля, на территории исторических кварталов № 8 и № 9, появляется массовая строчная жилая застройка, экранирующая город со стороны Волги.

Итак, в Сызрани в советский период продолжается развитие застройки вдоль ул. Советской (перекрёстки с ул. Победы и Володарского) и Московской,

соединяющих исторический центр с железнодорожным вокзалом. Конструктивистской застройки не обнаруживается, а неоклассицистические объекты доформировывают уже сложившиеся оси и узлы планировочного

каркаса города. Новых каркасных элементов не возникает, доформировываются прежние: 1) перекрёсток продольной

ул. Советской с ул. Володарского; 2) перекрёсток продольной ул. Советской с ул. Победы; 3) узел – «Драматический театр»; 4) узел – «Парк им. М. Горького»; 5) ул. Московская и ул. Рабочая.

В исторической среде советской Сызрани выделяется один морфотип советского неоклассицизма.

Сызранские советские кварталы относительно малочисленны. К этому периоду в Сызрани относится только один тип «послевоенной периметральной застройки» 1940–1950 гг., высота которой практически по всему городу составляла четыре этажа.

Объекты советского периода в Сызрани:

Сызранская ГЭС (1925–1929 гг.) по сост. на 1968 г. и н. в.
Сызранский драматический театр (1958–1962 гг.)
ДК «Авангард» (1963 г.)

Тольятти (ранее Ставрополь‑на‑Волге) в 1924 г. в связи с сокращением численности населения в результате голода получил статус села, а в 1926 г. лишен статуса уездного центра. Только в 1946 г. Ставрополь признан городом местного значения, а в 1949 г. возвращаются к идее сооружения гидроузла на Волге, строительство которого переносится в створ г. Ставрополя (ныне Тольятти). Волжская ГЭС стала частью государственного проекта «Большая Волга» (1937 г.), предполагавшего строительство целого каскада гидроэлектростанций.

Старый Ставрополь, располагавшийся в природной котловине, оказывается полностью затопленным водами самого большого водохранилища в Европе. Сохранились только здания земской больницы, расположенной на самой высокой точке рельефа, и санатория «Лесное». В 1951 г. в связи с началом строительства Волжской ГЭС Ставрополь‑на‑Волге был преобразован в город областного значения. В 1953–1956 гг. он был не просто перенесён на 10 км, а практически отстроен заново в новых планировочных границах, новой архитектуре и на новом месте. Только 240 самых простых деревянных жилых домов старого Ставрополя в 1953 г. удалось переместить силами политзаключённых на территорию Центрального района. Среди них – дом В.К. Старикова, где сегодня расположен городской музейный комплекс «Наследие»; дом купца Субботина с богатой деревянной резьбой; дом художника И.Е. Репина, бывавшего в Ставрополе в период его пребывания в с. Ширяево на Самарской Луке, где он готовил материалы к картинам «Бурлаки на Волге» и «Шторм на Волге».

Градостроительная деятельность отвечает потребностям быстро растущего нового города. Генеральные планы разрабатываются в 1951–1953 гг. в связи с «переносом» города на новое место; в 1961 г. – в связи с высокими темпами роста города; в 1976 г. – в связи со строительством Волжского автозавода и Автозаводского района. Результатом градостроительной деятельности явилась сложная, расчлененная, состоящая из нескольких планировочно обособленных районов структура города.

Вблизи старого Ставрополя, попавшего под затопление, на левом берегу Волги в 1950 г. были заложены сразу несколько рабочих посёлков: Портовый (ныне Портпосёлок), Шлюзовой, Кунеевка (переименован в 1951 г. в Комсомольский) и Соцгород (ныне Центральный район). Первый главный арх. города М.А. Сорокин отмечал, что посёлки гидростроителей возводились разрозненно, без плана объединения, что впоследствии вызвало ряд проблем. Куйбышевгидрострой все усилия направил на строительство электростанции, а городом занимался «по остаточному принципу». Противоречие между «поселковой» идеологией и «ансамблевым мышлением» сказалось на том, что город не получил цельной планировочной структуры и до сих пор представляет собой систему достаточно искусственно связанных между собой посёлков, переименованных позднее в районы города. Историческую среду Шлюзового и Комсомольского районов Тольятти можно отнести к советскому неоклассицизму, Центрального района – тоже, однако она менее информативна из‑за развернувшейся борьбы с излишествами и появлением индустриального домостроения. Автозаводский район представляет собой образец позднего модернизма.

Карта (схема) зон с особыми условиями использования территории г. о. Тольятти (ТеррНИИгражднпроект, 2010 г.)

Пос. Портовый (ныне Портпосёлок) начал возводиться в 1949 г. в целях строительства порта, который позднее был перенесён в Комсомольский пос. Проект был выполнен Ленгипрогором (арх. Н.В. Кашкадамова). Предусмотрено четыре квартала двухэтажных каркасно‑засыпных домов и три квартала трёхэтажной застройки, а также 12 отдельно стоящих домов руководящего состава. Однако застройка велась по эскизу проектировщиков Куйбышевгидростроя. Часть территории оказалась застроенной «индомами» для руководителей строительства ГЭС и специалистов, а вдоль шоссе, соединяющего Портпосёлок с Комсомольским, возвели «финские домики» – сборные двухэтажные 8‑квартирные дома из бруса лиственницы. Объектом‑идентификатором Портпосёлка служит гостиница «Белокаменная» (1957 г., арх. А.Е. Эстулин), построенная к приезду Н.С. Хрущёва на открытие ГЭС.

Комсомольский район Тольятти был образован в 1950‑е гг. как временный посёлок строителей Куйбышевской ГЭС. Посёлок вырастает из с. Кунеевка, основанного ещё графом В.Г. Орловым. Проект посёлка выполнен в 1951 г. институтом Ленгипрогор (ГИП – И.Г. Ромм, ГАП – А.М. Суборов). Среда была сформирована двух‑ и трёхэтажными жилыми и общественными зданиями, выдержанными в стиле советского неоклассицизма. Фасады зданий, как и в Центральном районе, имеют умеренный декор, однако в интерьерах ряда построек ещё сохраняются богатые лепные украшения (ул. Матросова, 9). Целостный фрагмент среды сохранился по ул. Матросова, где расположен хлебозавод (1952 г.), и Коммунистической.

Шлюзовой пос. строится в 1952–1954 гг. в четырёх километрах от Комсомольского. Шлюзовой среди населения получил название «Маленький Петербург». Заказчиком выступала дирекция порта и судремонтзавода. Проект планировки и застройки разрабатывался институтом Ленгипрогор (арх. И.Г. Ромм, М.А. Самохвалова, В.П. Мухин). Внедрение типовой трёх‑ и четырёхэтажной жилой застройки на фоне использования особенностей ландшафта и приёмов продуманной ансамблевой композиции отличает застройку посёлка. Общественные здания (больница речников, ДК речников, трудовая школа) были выполнены по индивидуальным проектам. Каркасными элементами планировки становятся пересечения ул. Носова и ул. Никонова с бульваром Крылова, пл. Никонова, сквер и ДК речников. Вдоль ул. Носова размещены трёхэтажные здания с угловыми башнеобразными объёмами.

Центральный район начинает застраиваться в 1950–1951 гг. с Управленческого, или Учебного городка, расположенного в западной части современного Центрального района по ул. Гидростроителей. В 1951 г. в отдалении от Соцгорода, в районе современных улиц Горького, Октябрьской и Самарской, начал строиться Химпоселок. В 1954 г. Ленгипрогор разработал проект посёлка завода «Синтезкаучук» (гл. инж. Б.Н. Гренгамер). Далее Тольятти развивается по «Детальному проекту планировки северо‑западной части Нового города у плотины Куйбышевской ГЭС», выполненному Ленгипрогором. Границы проекта доходили до ул. Ленинградской на юге и ул. Чапаева – на севере. Проектирование и строительство велись параллельно, как во многих других новых городах 1950‑х гг. В Центральном районе арх. Ю.М. Киловатовым, к тому времени имевшим опыт проектирования в различных городах страны (Минске, Магнитогорске, Красноярске, Петропавловске‑Камчатском), была методично реализована 3‑лучевая классицистическая схема, широко применяемая в эпоху советского неоклассицизма (1955–1959 гг.). Лучи 3‑осевой композиции – ул. Коммунистической (ныне Победы), ул. Ленина и ул. Сталина (ныне ул. К. Маркса) – сходились к парку и Центральной пл., ширина улиц составляла всего 25 м, примерно как в историческом центре Самары. Главные лучи от центральной площади отделял городской парк, разбитый на месте бывшего аэродрома Куйбышевгидростроя. Большинство застройки планировалось в четыре–пять этажей.

Именно в Центральный район города переносится деревянная индивидуальная застройка старого Ставрополя. Однако по основным магистралям и бульварам расположение одноэтажной застройки было запрещено, поэтому перенесённые деревянные жилые дома оказались вдали от центральных улиц города.

Первым специализированным досуговым объектом в Ставрополе стал кинотеатр «Буревестник» (1955–1959 гг., арх. Клоде). В западной части города на ул. Сталина (ныне ул. К. Маркса) в это же время складывается застройка пл. Свободы. Её ансамбль решён в духе советского неоклассицизма. Это было время «борьбы с излишествами», отсюда достаточно лаконичные формы и умеренный декор объектов, обращенных в сторону площади (мэрии г. Ставрополя, городской думы и театра кукол). Ансамбль площади хорошо спропорционирован и дополнен жилой застройкой, выполненной с использованием типовых проектов. На центральной площади в 1957 г. по типовому проекту «Облсельпроекта» было воздвигнуто также «без излишеств» здание бывшего горкома КПСС (ныне Городской думы). Итак, строительство Центрального района Тольятти началось с его западной части, в которой сосредоточено большинство объектов, состоящих на государственной охране. Позднее в 1963 г. творческим коллективом архитекторов Тольятти под руководством А.Е. Эстулина разработан новый проект восточной части Ставрополя.

После того как в 1958 г. ГЭС была сдана в эксплуатацию, начинается активный промышленный рост города, связанный со строительством автомобильного и химических предприятий. В 1964 г. город переименован в Тольятти и к 1970‑м гг. становится вторым после Самары по численности населения.

Автозаводской район можно считать последовательным воплощением идеи города‑линии И.И. Леонидова и градостроительных принципов, декларированных «Афинской Хартией» 1933 г., подготовленной Ле Корбюзье совместно с д’Обиньи и принятой CIAM (МСА). Проект застройки Заводского района был выполнен ЦНИИП градостроительства и ЦНИИЭП жилища (Б.Р. Рубаненко, В.А. Шквариков – руководители, А.М. Базилевич, А.Н. Белоконь, В.И. Блюменталь, Ю.П. Бочаров, О.А. Жагар, Е.Л. Иохелес, Е.И. Кутырев, М.Д. Липовецкая, А.С. Образцов, В.А. Плинер, М.К. Савельев, А.А. Агасьянц, А.М. Блинков, Н.А. Дыховичная). «Новый город» должен был стать образцом для дальнейшего развития советского градостроительства и архитектуры. Его роль в этом смысле сравнима с пос. Вайсенхоф в Штутгарте, который также открывал новые горизонты архитектурного творчества. Однако размах советского градостроительного эксперимента был радикально иным, во многом благодаря самой политической ситуации, позволившей привлечь огромный человеческий ресурс, объявив Волжский автозавод (ВАЗ) Всесоюзной ударной комсомольской стройкой.

Строительство «Нового города» развернулось в 1967 г. с дома по ул. Свердлова, 37. Застройка первых кварталов была преимущественно пятиэтажной, позднее появляется высотная жилая застройка. В проекте наряду с пятиэтажными домами была заложена девяти‑, двенадцати‑ и шестнадцатиэтажная застройка, в том числе новых серий 11‑60, П‑57, 1‑51‑Б, 1149‑Д; допускалось применение не только типовых, но экспериментальных и индивидуальных проектов жилых и общественных зданий, а также повышенных норм отделки квартир и благоустройства кварталов. Предусмотрено чёткое функциональное зонирование с разделением промышленной и селитебной территорий. В центре города была образована пешеходная анфилада, в структуре которой размещались парковые зоны, общественные здания, объекты монументального и декоративного искусства. Общественные здания проектировались специализированными институтами: ЦНИИЭП учебных зданий, ЦНИИЭП торговых зданий,

ЦНИИЭП зрелищных зданий и спортивных сооружений,

Гипроздравом Минздрава СССР. В 1972–1976 гг. возводятся здания кинотеатра «Сатурн» с мозаичным панно, выполненным под руководством А.В. Васнецова (внук русского художника В.М. Васнецова), речного вокзала, спорткомплексов «Старт» и «Юность», магазинов «Океан» и «1000 мелочей», дома книги «Факел», ресторана «Лада», дворца спорта «Волгарь», дворца культуры «Синтезкаучук» (1976 г., арх. С.М. Виноград, П.Н. Потехин). По своему размаху и комплексности градостроительного решения проект можно сравнить со строительством Ле Корбюзье Чандигарха в Индии.

В рассматриваемый период в Центральном, Комсомольском районах, посёлках Портовый и Шлюзовой формируется архитектурно‑историческая среда советского неоклассицизма. Автозаводский район представляет ценность как воплощённый в жизнь советский градостроительный эксперимент 1960–1970‑х гг. Новыми каркасными элементами планировки становятся:

– в Центральном районе: ул. Гидростроевская, перекрёсток ул. К. Маркса с бульваром Молодёжный и узлы – пл. Свободы и Центральная;

– в Комсомольском районе: перекрёстки ул. Коммунистической и ул. Мурысева с ул. Тюленина и ул. Матросова;

– в Шлюзовом: перекрёсток ул. Никонова и ул. Носова с ул. Крылова и узел – пл. Никонова;

– в Портпосёлке: перекрёсток ул. Комсомольской и ул. Специалистов;

– в Автозаводском районе: перекрёстки параллельных ул. Юбилейной и ул. Революционной с ул. Дзержинского

и ул. Фрунзе, узел – общественная анфилада в границах этих улиц.

Итак, в советском Тольятти обнаруживаются следующие морфотипы: 1) советский неоклассицизм с жилой и общественной застройкой, образующей ансамбли улиц и площадей Центрального, Комсомольского районов и посёлков Портовый и Шлюзовой; 2) поздний модернизм с общественной и жилой застройкой в Автозаводском районе города. Выделяются следующие типы застройки советского периода: 1) двухэтажные, отдельно стоящие, расположенные в пос. Портовый «финские домики» (1940–1950‑е гг.); 2) послевоенная периметральная застройка одно‑, трёх‑ и четырёхэтажными домами в духе советского неоклассицизма (1940–1950‑е гг.), расположенными в Шлюзовом, Центральном и Комсомольском районах; 3) жилая строчная застройка высотой от пяти до шестнадцати этажей (1960–1970‑е гг.), вписанная в квадратные кварталы Автозаводского района; 4) застройка общественной анфилады с отдельно стоящими объектами общественного назначения, выдержанными в духе брутализма, малыми формами и озеленёнными пространствами (1970‑е гг.), вписанными в прямоугольные кварталы Автозаводского района.

Вектор развития архитектурно‑исторической среды советского авангарда был направляем властными структурами, поддерживаемыми новой профессиональной элитой, охваченной пафосом эпохи. Архитектурно‑историческая среда советского неоклассицизма выражала идею централизованной власти и тоталитарного режима, которым было продиктовано единообразие архитектурных клише. Ансамблевый подход способствовал развитию исторической среды на принципах преемственности. Наиболее пафосные и монументальные проекты того времени не были или были реализованы не в полной мере. Архитектурно‑историческая среда, за редким исключением, не получает новых общегородских доминант7, но несмотря на это, здания‑комплексы и ансамбли советского периода становятся её новыми идентификаторами.

гостиница «Белокаменная» (1957 г.) Портпосёлок
«Финские домики» (1951–1953 гг.) Портпосёлок
жилой дом ул. Коммунистическая / ул. Матросова (1955 г.), арх. И.Г. Ромм
столовая, кафе «Волна» на ул. Тюленина (1954 г.)
мэрия Тольятти на пл. Свободы (1955–1959 гг.)
театр кукол на пл. Свободы (1958 г.), арх. Ю.А. Шаронов
дворец спорта Волгарь на 3000–5000 мест (1968–1969 гг.), арх. Ю.И. Карпухин
дворец культуры и техники (ДКиТ) ВАЗа (1988 г.), ЦНИИЭП им. Мезенцева, гл. арх. А. Хаджин
библиотека в составе ДКиТ